Главная авантюра 2013 года

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  1008

ПРЕМЬЕРА ТРИЛЛЕРА «ГРАВИТАЦИЯ» ПРОШЛА В АРАБСКИХ ЭМИРАТАХ 17 ОКТЯБРЯ. КИНОПРОКАТЧИКОМ ВЫСТУПИЛА КОМПАНИЯ SHOOTING STARS / WARNER BROS. ИМЕННО БЛАГОДАРЯ ЕЙ ЖУРНАЛ «РУССКИЕ ЭМИРАТЫ» ПОЛУЧИЛ ЭКСКЛЮЗИВНОЕ НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ ИНТЕРВЬЮ С СОЗДАТЕЛЯМИ ФИЛЬМА: РЕЖИССЕРОМ И СЦЕНАРИСТОМ АЛЬФОНСО КУАРОНОМ, СЦЕНАРИСТОМ ХОНАСОМ КУАРОНОМ, ПРОДЮСЕРОМ ДЭВИДОМ ХЕЙМАНОМ И ИСПОЛНИТЕЛЬНИЦЕЙ ГЛАВНОЙ РОЛИ ЗВЕЗДОЙ ГОЛЛИВУДА САНДРОЙ БУЛЛОК.

06-12-20139-18-23.jpg

В конце года принято подводить итоги и вспоминать самые приятные моменты минувших 365 дней. Для меня, как и для большей части мирового киносообщества, таким приятным моментом стал выход научно-фантастического триллера с элементами драмы мексиканского режиссера, сценариста и продюсера Альфонсо Куарона «Гравитация» c Сандрой Буллок и Джорджем Клуни в главных ролях. Напомню, что согласно сюжету, во время работы американских космонавтов в открытом космосе происходит катастрофа. В результате занимавшаяся ремонтом космического телескопа «Хаббл» космонавтисследователь Райан Стоун (ее играет Сандра Буллок) и командир экспедиции, ветеран-космонавт

Мэтт Ковальски (герой Джорджа Клуни) оказываются единственными выжившими на космическом челноке после столкновения последнего с космическим мусором в результате взрыва российского военного спутника…С какими трудностями пришлось столкнуться в процессе съемок, желая передать ощущение невесомости в космосе? 

Альфонсо Куарон: Пожалуй, именно в этом и заключалась основная трудность. Причем, с самого начала нашей работы над фильмом. Я имею в виду, что еще до того, как мы начали искать технические решения, нам пришлось осмысливать хореографию… Все идеи, которые мне хотелось воплотить в фильме, приходилось рассматривать с точки зрения гравитации. Горизонта и веса – это, признаюсь, «Гравитация» открыла 70-й Венецианский кинофестиваль и удостоилась высочайших оценок мировой кинопрессы. Лента удерживает рекорд по количеству положительных рецензий в 2013 году, превзойдя показатели прошлогоднего триллера «Цель номер один» режиссера Кэтрин Бигелоу. И является одним из ключевых претендентов на премию «Оскар» 2014 года было непривычно и даже странно. Фактически, все это было для нас новым знанием, поскольку все, что мы делали, было абсолютно неожиданно. И противоречило здравому смыслу. 

Хореография актеров, которую вы видите в фильме, по большей части анимационная. Однако и здесь были сплошные проблемы! Дело в том, что художники-аниматоры, прорисовывают кадр все так же исходя из традиционных правил положения горизонта и веса. Поэтому информация, которую они получали от экспертов, терпеливо объяснявших им физику невесомости – что, когда, где и как в космосе происходит, также была для них в новинку. Забавно, но уже через пару дней нам было очень легко распознавать аниматоров-новичков, время от времени появлявшихся в нашей команде. Все они были чрезмерно напряжены, находились в стрессовом состоянии и явно мечтали побыстрее уволиться! Впрочем, вскоре они уже привыкали к происходящему на площадке и воспринимали все новое и непонятное, как само собой разумеющееся. А со временем умение «не обращать внимание на странности» и вовсе вошло в привычку. Однако путь к расслабленному состоянию креативной группы поведению был весьма и весьма труден!

Насколько сложную предварительную подготовку пришлось пройти, чтобы демонстрировать на экране все то, что делали вы с Джорджем Клуни? 

Сандра Буллок:В основном, как уже говорил Альфонсо, мне, как и моему партнеру, пришлось долго тренировать свое тело, чтобы научиться двигаться по-новому от шеи до ног. Причем двигаться так, словно ты действительно находишься в состоянии невесомости, конечно же, ни минуты не находясь там. Чтобы это вошло в привычку, пришлось неделями разучивать определенные движения, затем репетировать, а затем синхронизировать все это согласно принципам механики и математики с камерами Альфонсо. После следовало от всего отстраниться и дать волю эмоциям, чтобы рассказать, наконец, нашу драматическую историю.

Помимо этого, у нас были разнообразные хитроумные устройства, созданные в кинопавильоне. Когда я впервые увидела их, то поняла, что с ними следует как можно быстрее подружиться, а если этого не произойдет, то последствия могут быть катастрофическими. Ведь если я начну путаться во всех этих кнопочках и деталях, то попросту не смогу нормально работать в кадре! Также пришлось очень долго учиться разговаривать на языке, который не был мне понятен, абсолютно не сочетался с моими ритмами и, если честно, вообще не имел для меня никакого смысла!

Альфонсо Куарон:Хотел добавить, что Сандра была вовлечена в процесс съемок с самого начала. Создание анимации и маркировок, сценические постановки – словом, все заранее запрограммированные этапы работы проходили с ее участием. Можно только удивляться тому, сколько времени и сил она потратила на встречи и занятия с тренерами, беседы с осветителями и постановщикам трюков, чтобы научиться правильно координировать все движения, «находясь» в состоянии невесомости. 

Проведя долгие месяцы в неведении во время съемок фильма, каково это было увидеть, наконец, конечный продукт? 

Сандра Буллок: Я впервые посмотрела фильм целиком в Венеции. А, как правило, все актеры, когда видят себя в новом фильме, начинают все тщательно разглядывать, ненавидеть себя, раскладывать свою игру на части и говорить: «Вот здесь и вот там я выгляжу просто ужасно!». Однако в моем случае времени анализировать игру попросту не было. Чрезвычайная красота и эмоции, которые буквально поглощают тебя, когда ты смотришь фильм, перекрывают все! Во многом это заслуга спецэффектов и технических инноваций.

Для создания фильма использованы так называемые умные технологии. И они трансформированы в такие эмоции и такой беспощадный и реальный до жестокости физический опыт, что просто невероятно. Я все думала: «Как же они смогли сделать так, что звук идет позади головы?». Внезапно, фильм оказывает на тебя такое воздействие, которого ты даже не ожидаешь. Например, у нас с Джорджем (Клуни – прим. ред.) на все эти технические примочки была только одна реакция: «Ну, ничего себе!». И когда фильм завершился, мы даже не могли разговаривать какоето время. Мне очень повезло – впервые за мою карьеру мне посчастливилось сняться в фильме, в котором я смотрела на себя, как на новичка. 

Что оказалось наиболее трудным при достижении правильного баланса между звуком, визуальным дизайном, атмосферой фильма и повествованием?

Альфонсо Куарон:Все эти компоненты – инструменты для одной вещи – вовлечь зрителя в эмоциональное путешествие. По отдельности эти элементы не имеют смысла. Они могут быть классными, но не передают тех эмоций, которые мы хотели бы, чтобы они передали. Поэтому все они работают только для одной цели.

Сценарий, с точки зрения структуры, оказался солидным и основательным. С момента, когда мы закончили первоначальный набросок, ничего особо не изменилось. Каждый момент и каждая сцена остались такими же. С вовлечением в проект Сандры и Джорджа изменения касались ясности эмоционального пути главных героев. И того, как именно мы собираемся передавать их эмоции. Во многих смыслах это был большой «ангар», в который начали укладываться все эти компоненты.

Безусловно, «Гравитация» очень технологичный фильм, но в конечном итоге, многое зависело от взаимодействия актеров, творческих личностей. Ведь супервайзер спецэффектов – это тоже творческая личность. Эммануэль Любецки, глава операторского цеха, тоже творческая личность. Все прилагали усилия, чтобы облегчить работу друг другу, понимая, что суть этого – эмоциональное «ядро», которое возникло от взаимодействия актеров.

Стив Прайс, композитор, работал совместно со звукорежиссерами. Обычно, так уж исторически сложилось, между звукорежиссерами и композиторами всегда происходят баталии.

Композиторы хотят, чтобы музыка была слышна громче, звукорежиссеры хотят, чтобы звуки были слышны громче. А здесь все они работали вместе, не разделяясь. 

Сандра, эта роль, должно быть, была для Вас эмоционально изнуряющей. Узнали ли Вы что-то новое о себе, работая над фильмом?

Сандра Буллок: Конечно. Трудно точно сказать, что что-то в тебе изменилось пока, наконец, в один прекрасный день ты не просыпаешься и не понимаешь: «Ого, моя реакция на это и это теперь совсем другая. И чувствую я по-другому». Я всегда говорила, что при встрече с творческой личностью, перед которой ты испытываешь благоговейный трепет и с которой надеешься однажды поработать, как правило, происходит полное разочарование. Ты ставишь человека на пьедестал, а потом оказывается, что он совсем не такой, каким ты ожидал его видеть. (Смеется…) Но в случае с Альфонсо, все сложилось совсем по-другому. Мне довелось встретиться с человеком, творческий потенциал и мироощущения которого с годами стали только лучше! 

Каково это одной держать кадр и играть практически без партнеров?

Сандра Буллок: На самом деле я никогда не думала об этом именно в таком контексте. Конечно же, я не единственная героиня в фильме. Есть история, элементы, которые написали Хонас и Альфонсо. Технология также является постоянным «персонажем» окружающим тебя. Я всегда анализировала наши роли и пыталась представить себе, что может быть в головах у людей, о которых мы пытаемся рассказать? О чем они думают? И что я еще могу сделать для создания полноценного образа? Поэтому нельзя утверждать, что я была в кадре одна. Ведь где-то рядом присутствовал еще и Джордж – очень важный элемент фильма, олицетворяющий силу и жизненную энергию. Без него и его роли фильма бы попросту не было!

Как вы готовились к роли? Проводили ли вы ли какоето собственное исследование? И как контакты с экспертами из НАСА помогли понять, через что пришлось пройти главной героине?

Сандра Буллок: Меня окружало очень много технических экспертов, которые помогали мне распознавать рычаги и объясняли, на какие кнопки нажимать и на «Шаттле», и на «Союзе». Я постоянно спрашивала их: «Что мне делать? Это правильно?». Но больше всего, конечно, меня интересовало, как работает тело в невесомости. И здесь мне некого было спросить. Люди пытались мне объясняли, но я не понимала. А затем произошла забавная, но очень своевременная история…

06-12-20139-18-35.jpgМой зять отправился с другом на винодельню. Они хорошо посидели, продегустировали некое количество вин, как вдруг в приятной беседе за бокалом вина друг поведал моему зятю, что его сестренка – космонавт. А мой родственник, тут же заметил, что я тоже готовлюсь им стать. И что мне очень нужна помощь. Слово за слово… И зять попросил друга передать мой номер телефона Кэти (космонавту НАСА Катерине Коулман, – прим. ред.), тогда она как раз была на МКС. Вскоре Кэти мне позвонила. Так я, наконецто, смогла узнать о том, что и как в действительности происходит. Как работает и реагирует тело, что мне необходимо знать и уметь делать физически из того, чем я никогда не занимаюсь на Земле. Вот так обычная беседа двух людей за бокалом вина помогла мне получить недостающий кусочек информации и сложить, наконец, всю картину целиком.

Альфонсо, а каким был Ваш опыт общения с космонавтами НАСА? Помогла ли их информация Вашей работе? 

Альфонсо Куарон:В моем случае, это был скорее смиряющий опыт. Потому что напридумывать можно всего, что угодно, а вот разобраться, что к чему, пришлось с людьми, которые пережили все это в реальной жизни – и не один раз. Поэтому, совершенно очевидно, что их информация помогла улучшить сценарий. В первоначальном варианте у нас были запланированы сцены, которые после разговора с одним из космонавтов пришлось вырезать, поскольку как оказалось они были совершенно идиотскими!

И вообще в сценарии были такие вещи, которые в реальности никогда бы на космическом челноке не произошли. И даже несмотря на тот факт, что наш фильм не документальный, а вымышленный, мы хотели, чтобы в нем все выглядело достоверным и правдоподобным. Определенно, с физикой космоса мы старались быть предельно тщательными. Что же касается других вещей, то было так много технических аспектов, касающихся орбиты или траекторий, а также физики путешествий в космосе, что мы уже отошли от реальности и попросту фантазировали. Однако мы много разговаривали с экспертами из НАСА и потратили на разговоры большое количество времени. Подчас они рассказывали нам такие интересные и изумительные вещи и факты, что в какой-то момент мы начинали понимать, что сам фильм уже не так и важен.

Добавлю также, что поскольку этот фильм не документальный, в нем не отражены именно те процедуры и действия космонавтов, которые бы имели силу в жизни, если бы что-то подобное произошло. У них есть сотни таких процедур и предписаний. Подумайте, ведь в течение 40 лет работы в космосе, происходила масса разнообразных происшествий. В космос постоянно летают для выполнения различных миссий. И это самая враждебная среда, в которой когда-либо человеку доводилось бывать.

06-12-20139-18-46.jpgКосмонавты проходят очень хорошую тренировку и подготовку. Ведь им приходится ежедневно выполнять что-то, что они хорошо знают и умеют делать, но также быть готовыми действовать оперативно и точно в кризисной и опасной для жизни ситуации. Они должны уметь мыслить нестандартно, вне стереотипов. Поэтому эти люди действительно удивительные. Они настолько профессиональны и квалифицированы, что по сравнению с ними чувствуешь себя глупо, прямо как режиссер (Смеется).

Правда, что на написание сценария «Гравитации» вас вдохновил сценарий сына «Desierto». О двух иммигрантах, брошенных в пустыне?

Альфонсо Куарон: Да, Хонас дал мне прочесть свой сценарий, чтобы я сделал замечания и пометки к нему. Я все выполнил и сказал: «У меня не так много замечаний, но я хочу, чтобы ты помог мне написать нечто похожее на это». Я имел в виду такую историю, которая заставила бы зрителя буквально вжаться в кресло во время всего этого захватывающего и остросюжетного путешествия. Он называет это «американскими горками». Но, одновременно с этим, это еще и глубокое, интенсивное и эмоциональное приключение. В переплетении и взаимодействии между двумя персонажами Хонаса было много тематических элементов, которые показаны посредством визуальной метафоры. Поэтому я попросил его помочь мне написать нечто похожее на эту историю.

В сценарии были такие вещи, которые в реальности никогда бы на космическом челноке не произошли. И даже несмотря на тот факт, что наш фильм не документальный, а вымышленный, мы хотели, чтобы в нем все выглядело достоверным и правдоподобным.

Хонас, а как Вам работалось с отцом? 

Хонас Куарон: Это был замечательный опыт, поскольку мы с отцом уже обсуждали возможность сделать фильм в таком стиле. И просто искали пути сделать это. Это ведь огромный вызов – непрекращающееся действие с одной стороны, и возможность жонглировать различными темами с другой. Но главной задачей было вывести зрителей на определенный эмоциональный уровень. И поверьте, что этого бы никогда не произошло, если бы мы не начали работать с Джорджем и Сандрой. Я очень многому научился у собственного отца. Но больше того узнал от Сандры и Джорджа, поскольку наши персонажи ожили только с их появлением. Но все равно, до последнего момента наш фильм был колоссальной авантюрой. И никто не знал, каким будет конечный результат!

Альфонсо Куарон:Для меня этот опыт был таким, будто два сценариста работают вместе. 

Сандра, ваш голос сопровождает зрителей на протяжении всего фильма… Как удалось достичь эмоционального пика? 

Сандра Буллок: Мы с Альфонсо очень много обсуждали тему голоса. Ведь голос и мое учащенное дыхание очень важны в фильме. Если мой тон был бы немного выше, чем нужно, то эта была уже фальшь, поэтому каждый звук должен был быть идеальным. То же самое касалось и дыхания, которое было обусловлено уровнем гипервентиляции в течение каждого конкретного момента. Мы проверяли каждый вдох и выдох, были ли они соединены между собой, не были ли чересчур быстрыми. На это было потрачено очень много времени. Тщательность и педантичность, с которыми все работали над этим фильмом, беспрецедентны. Нам хотелось, чтобы голос героини базировался на ее опыте и на том, где она находилась в жизни в данный момент. 

Дэвид Хейман: Единственное, что я хотел сказать об игре Сандры, это то, насколько необыкновенно передается фильм ее глазами и взглядом. Изза невесомости ни телом, ни жестом передать грусть, печаль и какието другие эмоции и чувства, просто невозможно. Но на большом экране это способны сделать только глаза. И особенно глаза за стеклом шлема… Но все равно, то, что Сандра с помощью глаз смогла рассказать всю эту историю, я считаю большим чудом! Это действительно удивительно. И в этом магия «Гравитации»!

7 ОШИБОК «ГРАВИТАЦИИ»

  • Слезы у Буллок ведут себя, как питьевая вода.В космосе слезы остаются внутри в виде жидких шариков, обжигающих и мешающих видеть. 
  • Волосы Буллок не парят свободно, как это бывает при невесомости, а аккуратно уложены. 
  • Почти все спутники перемещаются с Запада на Восток. Но в фильме их осколки движутся с Востока на Запад. 
  • Стекла скафандров для выхода в космос имеют ультрафиолетовые фильтры и выглядят зеркальными. В фильме они абсолютно прозрачные, что привело бы к ожогу роговицы и мгновенной слепоте. 
  • Во время старта с космодрома, посадки и выхода в космос все надевают подгузники. Буллок, сняв скафандр, оказывается в обычных шортах. 
  • Высота орбиты Хаббла у экватора – 559 км, а МКС над Россией – 418,3 км. Космическим челнокам не хватит топлива, чтобы лететь от Хаббла до МКС. Герои фильма делают это на реактивном ранце. 
  • Вес скафандров космонавтов составляет 120 кг. Скафандр «Сокол», который спасает Буллок, весит 10 кг, и он не для выхода в космос

7 ЛЮБОПЫТНЫХ ФАКТОВ

  • Прокат фильма в США начался 4 октября – в 56-ю годовщину запуска первого искусственного спутника Земли «Спутник1». 
  • Хотя триллер является точным в научном плане, и в нем соблюден научный факт, что в космосе звуки не слышны, звуковые эффекты все же были добавлены в трейлерах, для более захватывающего сюжета. 
  • Сандра Буллок перед съемками потратила шесть месяцев на физическую подготовку. 
  • В фильме «Аполлон 13» (1995) Эд Харрис сыграл Джина Кранца, ведущего руководителя полетом во время миссии «Аполлон13». В «Гравитации» Харрис озвучил руководителя миссии в Хьюстоне.
  • Джеймс Кэмеронназвал «Гравитацию» лучшей кинолентой о космосе в истории кино. 
  • Фильм начинается 17-минутной сценой без единой монтажной склейки. 
  • Фильм находился на стадии разработки в течение четырех лет, потому что амбиции ленты с точки зрения кинематографии, визуальных эффектов и реалистичного ощущения космоса было слишком сложно реализовать. Куарон был вынужден ждать, пока технологии станут более продвинутыми, чтобы полноценно воплотить свое видение. Только после выхода фильма «Аватар» (2009) он понял, что время пришло.

Похожие статьи: