Чисто английская парфюмерия

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  1478

142.jpgОН – ИСТОРИК И РАССКАЗЧИК, НО ПРЕЖДЕ ВСЕГО ОН – МАЭСТРО АРОМАТА, ЕДИНСТВЕННЫЙ «ПРОФЕССОР ДЕ ПАРФЮМ» В МИРЕ. ЛЮБОЙ ЧЕЛОВЕК, ИЩУЩИЙ МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА О ТОМ, ЧТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПРОИСХОДИТ В МИРЕ ПАРФЮМЕРИИ, ВСЕГДА ОБРАЩАЕТСЯ К РОЖЕ ДАВУ, ТАК КАК ОН – НАИБОЛЕЕ ЦИТИРУЕМЫЙ ЭКСПЕРТ ПО АРОМАТАМ В МИРЕ.

Его мудрость и страсть приводят в мир чувство аромата. Нам повезло. Мы встретились с Роже Давом в Дубае, где в Paris Gallery был открыт его фирменный «бутик в бутике», и побеседовали о мире парфюмерии в целом и таком феномене как Roja Perfumes, в частности. 

Роже, довольно удивительно, но Вы – человек, который стал чуть ли не главным экспертом в области парфюмерии, англичанин. Традиционно и стереотипно эту отрасль связывают с Францией. Как Вы оказались в мире ароматов? Что привело Вас туда?

По-моему, совсем неудивительно, если вспомнить, что Пьер-Франсуа Паскаль Герлен, который основал Guerlain в 1828 году, изучал химию в Англии. Я прошёл почти идентичный путь – как студент медицины учился и проводил исследования в Кембридже. Однажды на каникулах, посетив магазин Belle Epoque Guerlain на Елисейских полях, я как-то сразу понял, что мое сердце полностью расположено к экзотике тысяч хрустальных флаконов и их таинственного содержимого. Я буквально бомбардировал Дом Guerlain тысячами запросов об обучении и, в конечном счете, сумел убедить Робера Герлена в том, что мой энтузиазм лучше использовать на пользу Дома Guerlain, чем на чью-либо ещё.

Кстати, в качестве небольшого отступления, скажу, что английские парфюмерные традиции так же сильны, как и французские. О них просто не принято громко кричать. Ароматы, выпускаемые сегодня многими английскими Домами, вряд ли смогут воспроизвести где-то еще. Так что, к ним обязательно стоит прислушаться. И я говорю не только о своих духах.

Вы проработали в Доме Guerlain почти 20 лет! И все же решились уйти оттуда и создать собственный бренд. Почему?

Мне кажется, на меня сильно повлиял разговор с моей матерью, которая, к сожалению, ушла из жизни три года назад, так и не увидев вывески с моим именем над первым фирменным бутиком Roja Parfums. Мы с ней как-то пили чай, и она сказала: «Роже, твое имя тенью проходит через большинство самых знаменитых духов мира. Я встречаю упоминания о тебе во всех журналах, рассказывающих о парфюмерии. Но ты сам все время где-то, за кулисами. По-моему, тебе пора выйти из тени крупных парфюмерных Домов и стать собой».

Так я начал работу над созданием собственной парфюмерной линии Roja Parfums в 2008 году. Я очень долго создавал ароматы для очень ограниченного числа клиентов. Как правило, это были индивидуальные заказчики, и ароматы для них были именные. Я, правда, обычно это не афиширую. И тут мне захотелось быть услышанным всеми, кто наделен вкусом и способен постичь смысл настоящей парфюмерии!

Окончательно бренд Roja Parfumes оформился где-то год назад с открытием первого моего бутика в лондонском универмаге. Именно тогда я выпустил первые четыре аромата в хрустальных флаконах от Lalique. Первым ароматом, над которым я начал работать в новом проекте, был цветочный аромат Scandal («Скандал»). Этот аромат построен вокруг очень-очень насыщенного аккорда белых цветов.

Самое главное, чего я хотел добиться – это избежать той липкости, «джемовой» густоты, которая характерна для белых цветов, и, как вы знаете, белые цветы зачастую бывают слишком громкими. Я полюбил ароматы и то действие, которое они оказывают на людей, еще в детстве. И в некотором смысле, мне было интересно создавать вызывающие, скандальные духи. Они получились провокационными, дерзкими. Аромат Unspoken («Невысказанный») – второй из этой четверки: цветочный шипр, защищающий позиции элегантности перед лицом фруктово-цветочной эпидемии, поразившей парфюмерную индустрию в последние годы. Я считаю, что восточные ароматы созданы для соблазнения. Они дразнят, как декольте, цвет помады и высота каблука. Шипры не соблазняют, в них нет обещания. В них есть уверенность и определенность. И потому шипр – это самый сексуальный и чувственный аккорд. Поэтому мой аромат называется «Невысказанный», в противоположность сотням новинок, обещающих быстрорастворимую любовь. Еще есть загадочный Danger («Опасность») и Reckless («Безрассудный») – это женские духи для тех, кто знает толк в искусстве обольщения. В сердце у всех есть нота жасмина из Грасса, чуточка ванили, оррис и все завершаются очень чувственным животным послевкусием, что для меня самое главное.

Также я позволил себе импровизации на тему ароматов «унисекс», таких как Neroli или Gardenia. Я всегда считал, что у парфюмерии нет пола. Я думаю, что половая принадлежность – это маркетинг. Я считаю, что кожа женщины, потому что она – женщина, пахнет по-другому, чем мужская. И запах духов, таким образом, будет по-другому с ней взаимодействовать. Я считаю, что всегда пленительно то, что женщина носит мужской парфюм. Я не знаю ни одной женщины, которую бы смутила мысль о мужских аккордах в её духах.

Мужчины гораздо реже носят парфюмы и даже если на них написано «для мужчин», я уверен, что они все равно предназначены женщинам. На своих духах я не пишу, что они для одних или для других. В большей степени они ориентированы на женскую клиентуру, но я знаю одного или двух мужчин, которые могли бы носить один или два моих аромата. Кстати сказать, моя «Гардения» – это не только попытка воссоздать запах цветка, это все растение целиком – и цветы, и ветки, и листья, и даже глиняный горшок с землей. Это вполне соответствует мужскому началу.

Сейчас основных ароматов Roja Perfums восемь, и я надеюсь, что скоро они найдут своих хозяев. Это важно! Посетив множество стран, я отчетливо понял, что по всему миру люди недовольны теми невнятными в большинстве своем ароматами, что заполняют рынок и скучают по тем запахам, которые любили. Часть людей вообще теряется в океане новинок. Для них я сегодня открываю мир Roja Perfums, где они смогут найти тот самый, свой аромат!

Правда ли, что на аукционе Christie’s Вы продали пустой флакон, который стал самым дорогим лотом торгов?

Правда! Где-то за два года до открытия магазина я продал один из своих именных парфюмов через аукцион Christie's в пользу благотворительной организации “Terrence Higgins Trust London Lighthouse”, одной из крупнейших в Великобритании, борющихся с ВИЧ и СПИДом. Они каждый год проводят этот чрезвычайно гламурный благотворительный аукцион, где люди вроде Маноло Бланика выставляют на торги пару эксклюзивных туфель, и женщина, которая их купит, становится единственной в мире обладательницей такой модели. Когда мне предложили выставить на торги свой парфюм, я не знал, что придумать и решил, пусть это будет имя – Roja Dove и пустой флакон. А тот человек, кто приобретет мои «духи», получит от меня изготовленный специально для него аромат! У меня есть друзья в Baccarat, и они согласились изготовить для меня флакон такой формы, которая мне особенно нравится, как флакон аромата марки Lubin, L’Ocean Bleu, с дельфином. Именно его я и продал с торгов, и этот лот стал самым дорогим. Затем, как и было обещано, покупатель получил свои духи от Roja Perfums.

143.jpgВы сами создаете Ваши духи, или работаете с командой парфюмеров?

Я сам создаю свои парфюмы. Другое дело, что коммерческие вопросы – флаконы, из оформление, открытие бутиков и их дизайн я поручаю своим коллегам. Правда, все равно участвую во всех процессах сам. Только так можно передать видение и дух бренда. Сегодня все мои духи выходят в хрустальных флаконах Lalique с золотым логотипом Roja Perfums, крышки украшены кристаллами Swarovski.

Дизайн упаковки – узнаваем и лаконичен. Если бы Вы были покупателем с Ближнего Востока, какому аромату Roja Perfums отдали предпочтение?

Полагаю, что это был бы Amber Aoud. Сегодня композиции на базе уда в большой моде, но в массе своей они невыразительные и чудовищные. Я решил противостоять этому и поэтому представляю эксклюзивно в сети Paris Gallery этот теплый и тонкий янтарно-удовый аромат.

Вам нравится сотрудничать с Paris Gallery?

Да, я давно с ними знаком и мне импонирует то, что здесь точно понимают, что такое эксклюзивность. Мой бренд не представлен массово по всему миру. Пока у меня всего пять фирменных бутиков, два из которых находятся в ОАЭ – в Дубае и Абу-Даби, а один – в московском ЦУМе (в России у моей парфюмерии немало поклонников).

Раз уж мы заговорили о России, почему Ваши духи там так популярны?

Мне кажется, потому, что я сумел передать в них свою любовь к России, её удивительной культуре и истории. Одни из своих первых духов (они, кстати, тоже представлены в Paris Gallery) я посвятил знаменитым «Русским сезонам» Сергея Дягилева и его балетным спектаклям, выпустив их по заказу лондонского Музея Альберта и Виктории. В этих духах вы найдете всё – и запах кулис, и ароматы пудры, и намек на легкие балетные пачки и шелковые пуанты танцовщиц. Весь мир театра начала прошлого столетия – в них! Все прочие ароматы Roja Perfums рассчитаны на настоящих ценителей, а в вашей стране люди глубоко понимают и ценят все истинное, неподдельное. 

Спасибо за комплимент, Роже, и разрешите пожелать Вам дальнейших успехов в творчестве и больше новых поклонников.

Похожие статьи: