ОАЭ: Рождение государства и нации

ЛИСТАТЬ ЖУРНАЛ КУПИТЬ ЖУРНАЛ

Просмотров:  1917

2 ДЕКАБРЯ 2012 ГОДА ЭМИРАТЦЫ В 41-Й РАЗ ОТПРАЗДНУЮТ ГОДОВЩИНУ ПРОВОЗГЛАШЕНИЯ НЕЗАВИСИМОСТИ ОБЪЕДИНЕННЫХ АРАБСКИХ ЭМИРАТОВ. ТОРЖЕСТВО ПРОДЛИТСЯ БОЛЬШЕ НЕДЕЛИ – С 25 НОЯБРЯ ПО 3 ДЕКАБРЯ. ОРГАНИЗАТОРЫ СОБИРАЮТСЯ ПРЕВЗОЙТИ ПРОШЛОГОДНЕЕ ЮБИЛЕЙНОЕ ПРАЗДНОВАНИЕ. КАЖЕТСЯ, СТРЕМЛЕНИЕ БЕЗ КОНЦА СОВЕРШЕНСТВОВАТЬ ВСЁ, ЧТО ЕЩЕ ВЧЕРА КАЗАЛОСЬ ПИКОМ СОВЕРШЕНСТВА, СТАЛО В ЭМИРАТАХ ТРАДИЦИЕЙ.

41 годовщина провозглашения независимости ОАЭМежду тем, сороковой юбилей независимости был отмечен потрясающе масштабными мероприятиями, отразившими богатство истории и культуры страны и особый «Дух союза» («рух аль-иттихад»). Он должен был стать фактором объединения коренных эмиратцев и приезжих – всех, кто так или иначе связал свою судьбу с ОАЭ. Неотъемлемые составляющие духа Эмиратов – вековые традиции их жителей, наследие основателя государства – шейха Заеда бен Султана аль Нахайяна, а также устремленность страны в будущее. Дух союза призван быть общим для семи эмиратов и всего пестрого эмиратского общества в период, когда ОАЭ уже переступили сорокалетнюю черту «зрелости».

Британский историк Бенедикт Андерсон называет все сообщества людей, превосходящие размером первобытную деревню, воображаемыми. Нации – не продукт неких естественных связей и неотвратимых законов истории. Это то, что делается людьми, то, принадлежность к чему они ощущают. Это сопричастность общему делу. В случае с Эмиратами это чувствуется особенно остро. Почему же те, кого сегодня называют эмиратцами, «вообразили» себя таковыми?

Как их национальное «дело», их благосостояние и дух оказались подлинно общими, а не стали служить лишь верхушке? Как местные жители смогли отграничить себя от своих соседей – таких же арабов из родственных племен, мусульман, ловцов жемчуга, торговцев, «нефтедобытчиков», находившихся под тем же британским контролем и так же называющих Персидский залив Арабским? Наконец, почему силы объединения взяли верх над различиями между самими эмиратами? Ключевую роль здесь сыграли различные политические границы, особенно границы государственные. По всему Ближнему Востоку именно государства на развалинах колониализма создавали нации. ОАЭ – один из успешных примеров. Здесь и выясняется подлинно историческое значение дня независимости ОАЭ – 2 декабря 1971 года.

41 годовщина провозглашения независимости ОАЭ

Долгий путь к независимости

41 годовщина провозглашения независимости ОАЭЭмираты – молодая страна, нетерпеливо рвущаяся в будущее. Но её, оказывается, невозможно понять, не обратившись к прошлому. Именно в нем можно найти ответы на те вопросы, которые поставлены выше. На протяжении веков историю, приведшую к созданию ОАЭ, определяли две широкие тенденции – к появлению новых политических единиц в Аравии и одновременно к сближению шейхств, которым суждено будет войти в современные эмираты. Еще к временам ранней античности восходит разделение региона Персидского залива на две земли – Дильмун и Маган. Первая включала современные Бахрейн, Кувейт, Катар и Аль-Хасу в Саудовской Аравии, а вторая – Оман и ОАЭ. Таинственный Маган, возможно, хранил знаменитые «Копи царя Соломона» и состоял из нескольких городов-государств, подобных греческим полисам. С появлением ислама в VII веке и в средние века оба региона, которые стали называться соответственно Бахрейн и Оман, сохраняли обособленность и имели своих наместников – вали. К временам «Тысячи и одной ночи» блистательный Халифат уже слабо контролировал этот район, давая простор местным правителям. С 1500 года в регион проникают европейцы: португальцы пробудут здесь до 1650 года, затем последует недолгая интерлюдия голландцев, англичане утвердятся к концу XVIII века. Тем временем расстановка сил на самом побережье усложнялась. В два региона переселились арабы из Внутренней Аравии (в её центре зарождалось будущее саудовское государство) и с иранского берега. Так, только на территорию будущих Эмиратов – Ас-Сирр – пришли 4 племенных союза по 5-15 племен, каждое по 9-16 родов… На других землях, в том числе Омана, поселились иные племена.

Шейхи рода Нахайянов из конфедерации Бани-Яс создали ставку на острове Абу-Даби в 1761 году – так что год назад исполнилось еще и два с половиной века династии, правящей в крупнейшем эмирате страны. Позднее в сложные межплеменные отношения вмешиваются британцы. Они будут «разделять и властвовать» вплоть до своего ухода в 1971 года, и это предопределит дальнейшее дробление региона. Англия также будет успешно балансировать на противоречиях садовских правителей-ваххабитов и Османской Империи, которая лишь формально контролировала берег. В XIX веке все активнее начинают предъявлять свои претензии в регионе Иран и великие западные державы. В 1893 году в Персидский залив зайдут первые российские военно-морские корабли.

Местные шейхства будут, таким образом, маленькими шарнирами большого политического механизма. В этом они похожи на европейские Монако или Лихтенштейн – также сохранившие независимость и процветающие государства… Разделение Омана различными племенами было увековечено, когда Великобритания начала подписывать в XIX веке отдельные соглашения с княжествами Ас-Сирра и правителями Султаната Оман, который в 1792 году сам распался на Султанат Маскат и Имамат Оман. Договор 1820 года закрепил за будущим государством название Договорного Омана, под которым эмираты были известны до самой независимости. За раздробленным историческим Оманом последовал и древний Дильмун: британцы фактически «создали» Кувейт и Бахрейн. К 1860-м годам стала фикцией уже связь Бахрейна и Катара… Всю вторую половину XIX века между шейхствами будут происходить стычки – например, племен Договорного Омана с маскатцами или катарцами. Отдельные шейхства будут объявляться британскими протекторатами в разные годы. Стамбул будет особенно крепко держаться за формально подчиненные ему Катар и Кувейт. При этом первый не будет представлять стратегического интереса, а из-за права проложить железную дорогу во втором эмирате разразятся мировые дипломатические кризисы. Бахрейн станет глобальным центром жемчужного промысла и пионером в области образования, художественной литературы и рабочего движения.

В начале XX века в Кувейте, Бахрейне и Катаре найдут нефть. В каждом шейхстве появятся своя бюрократия и государственные символы… Одной из таких самостоятельных единиц и был Договорный Оман. Американский миссионер и врач Пол Харрисон, страстный любитель эмиратов, не раз посетивший их в первой половине XX века, писал, что «это самая притягательная страна из всех аравийских, а с гостеприимством её жителей может поспорить только их гордость».

Исторический выбор

41 годовщина провозглашения независимости ОАЭОкончательный выбор Договорный Оман сделал в 1971 году. Напомним, что еще с 1968 года обсуждалась идея более широкой федерации, которая бы включила не только эти семь эмиратов, но и Бахрейн и Катар. Судьба будущих ОАЭ не была ясна даже в плане используемой валюты: в разных эмиратах в 1960-е годы сменяли друг друга индийская рупия, рупия залива, саудовский риал (несший вместе с собой и саудовское влияние), наконец, риал Катара и Дубая… И всё же те силы, которые уже больше двух веков вели к обособлению разных государств залива, возобладали. В 1971 году в состав ОАЭ вошли шесть эмиратов Договорного Омана, на следующий год к ним присоединилась Рас-Аль-Хейма. Главное событие произошло: видимо, на много лет вперед была определена политическая граница, внутри которой сегодня развивается эмиратское общество.

Впоследствии первый президент ОАЭ шейх Заед уже смог сказать, что «дерево союза становится все более плодородным и все глубже пускает корни; это вечное дерево для всех будущих поколений». С высоты прошедших лет выбор ОАЭ действительно можно назвать дальновидным. Рабский национализм так и не привел к общеарабскому объединению, а отношения соседей по заливу, старающихся теснее интегрироваться, все еще омрачают территориальные, валютные и даже шпионские споры и скандалы. Да и вряд ли эмиратцы хотели бы, чтобы внутренними проблемами их страны были раздоры внутри Омана или положение бахрейнских шиитов.

ОАЭ в момент их основания также обошли стороной и насилие, и «социалистический эксперимент». Великобритания, имея перед глазами конфликты в Йемене и Омане, вовремя «отпустила» шейхства, а их маленькое коренное население, вкусившее уже плоды нефтяной эры, не восприняло идей социализма и поставило другой – куда более удачный – эксперимент…

В поисках Духа союза

41 годовщина провозглашения независимости ОАЭОднако с 1971 года Федерации ОАЭ – самой успешной в арабском мире – предстояло пройти большой путь в строительстве эмиратской нации, и много работы еще впереди. Конец того же 1971 года омрачился пограничными спорами Абу-Даби и Дубая – столпов нового государства – из-за территории, пролилась кровь… И сегодня каждый эмират имеет широкие полномочия, свой бюджет, свои стратегии развития, а Дубай и Рас-Аль-Хейма – свои суды. В 1991 году для студентов в ОАЭ главным было их исламское самосознание, затем – арабское, и лишь затем – эмиратское. До сих пор эмиратец дорожит своим нисабом – кровным происхождением.

И все же объединяющие факторы взяли верх. Абу-Даби и Дубай, не навязывая своего господства, стали естественными ориентирами и донорами для малых эмиратов. Их правители – не только официальные руководители федерации, но и её подлинные строители. В 1970-е годы, когда территориальные споры Дубая и Шарджи привели к столкновениям, шейх Заед пригрозил, что не станет переизбираться президентом. Оппоненты прислушались к нему и примирились…

Кризисы – например, недавний финансовый, – лишь укрепляли союз. Дальновидные строители федерации направили богатства страны на сферы, важнейшие для национального сознания. Эмиратцам стало физически проще перемещаться по стране благодаря развитию инфраструктуры. Потрясающие строительные проекты, как бы структурирующие пространство городов, не могут не вызвать гордости и ощущения причастности общему успеху. Граждан объединили широкие социальные программы, и теперь даже средние классы могут позволить себе стиль жизни, ранее доступный лишь верхам. Образование (на него приходится больше 20 % федерального бюджета) развивает чувство принадлежности к нации.

41 годовщина провозглашения независимости ОАЭБольше всего помощи от правительства получают ассоциации, связанные с народным искусством. Именно они заняты возрождением местных исторических традиций. Повсюду в ОАЭ можно увидеть образы сокола, верблюда, жемчужной раковины, кофейника – «далля», финиковых пальм. Эти образы, общие для многих арабских стран, сейчас говорят эмиратцам именно об их прошлом, суровом и прекрасном в своей простоте. Это же прошлое они сравнивают с изобильным настоящим… Правительство уделило большое внимание развитию национального сознания в стратегии «Ру’я-2021» («Видение 2021») – что, как не устремленность в будущее, объединяет! – и проекте «Ватани» («патриот, уроженец, туземец»). Наконец, ценности умеренного ислама, поддерживаемые руководством, призваны быть основой национального согласия в религиозном вопросе. Все это, кстати, объединяет эмиратских стариков и интеллигенцию, порой тоскующих о прошлом, людей среднего возраста – ровесников ошеломляющего бума в развитии, и молодежь, часто желающую вновь прикоснуться к полусказочной старине…

41 годовщина провозглашения независимости ОАЭУ эмиратцев не оказалось недостатка и в неизменном спутнике формирования образа «Себя» – «Другими». При этом «другими» были не только соседние мелкие монархии, мощные Саудовская Аравия и Иран или просоветские арабские государства. Наиболее близкий «другой» эмиратцев – иммигранты. Дубай издавна был космополитичен, сейчас коренных жителей в ОАЭ не более 15 %. Во всех стратегиях развития страны учтена роль иностранцев. Многих из них можно было бы назвать эмиратцами без гражданства: они – часть успеха ОАЭ, их культуры смешиваются с местной. В обозримом будущем, несмотря на некоторые планы по снижению доли иммигрантов, коренные жители не составят большинства в стране. «Дух союза» должен быть достаточно крепок, чтобы не допускать дисбалансов и в этой сфере.

В будущем эмиратцев ждет немало вызовов. Имеет ли смысл понятие нации в нашу глобальную эпоху? Кого она должна включать – местных или всех, кто трудится на ее благо? Совместима ли она со слабым политическим участием? Бесспорно одно: 41 год назад был заложен мощный фундамент грандиозного проекта, на котором талантливые люди обязательно смогут возвести удивительное здание.

Похожие статьи: